Замена передних рычагов на матизе

Замена передних рычагов на матизе

Замена передних рычагов на матизе

Предисловие

Была мечта у отца искупаться в Северном Ледовитом океане, и она исполнилась! Благодаря машине «Ока»!

 
Ока-2010 на Рыбачьем.

Идея посетить полуостров Рыбачий и искупаться, увидеть суровую северную природу, скалы, на которые накатываются холодные, бушующие волны, появилась у отца очень давно, он грезил об этих краях ещё в армии. Но мечты стали воплощаться в явь только за полгода до выезда. В один прекрасный зимний вечер папа просматривал карту из космоса, выбирая направления, куда двинуть на лето. Его внимание привлек п-ов Рыбачий — мечта. Он стал подробно просматривать местность, окружающую п-ов Рыбачий, и сам полуостров. И вдруг отец воскликнул: «А на Рыбачьем дороги есть и можно подъехать к океану!».

И стал одобрительно покачивать головой.

 
Вот такие дороги на п-ове Рыбачьем!

Папа продолжал: «По моим подсчетам две тыс. км с небольшим, и мы на берегу Северного Ледовитого океана, РЕАЛЬНО! Если не сейчас, то когда?! Всегда найдутся дела, которые нельзя перенести. Значит решено, едем!». После этого его охватила идея-фикс: посетить Заполярье. Меня не следовало и уговаривать, я всегда согласен отправиться в путь. Тогда в 2010 году мне стукнуло 17 лет. Вскоре на меня перекинулась болезнь отца, болезнь Заполярьем... Во время сборов почти все знакомые и родня потешались, как это так на «Оке» в Заполярный круг, более 2 тысяч км только в один конец. «Не смеши» — говорили они нам. Но мы были непоколебимы в своих идеях. Тверды, как северные скалы.

 

Разрабатывал маршрут в основном я. В него я включил все, что можно, чтобы, если что-то не получится посетить, всегда была бы замена данному месту. В маршрут было включено посещение п-ов Рыбачий, а также на нем мыс Немецкий, п-ов Средней, купание в Северном Ледовитом океане. Далее по списку: восхождение на самую высокую вершину полуострова Кольский — гору Юдычвмчарр (1 200 м) и посещение города Апатиты. Следующим по списку был заезд в город Кандалакша—Умба—Оленица и подвижные пески или как-то по другому... Петрозаводск—Шлисенбург—Санкт-Петербург—Кронштадт—Витебск—Москва (дом). Ко всему этому нас тянуло, как пчел на цветы. Вот такой был в идеале наш маршрут. Но планы частенько различаются с желаемым и планируемым. Так произошло и с нами. Когда мы приехали домой, то контрольные точки получились отличные от запланированных: Москва—Ленинград—Мурманск—п-ов Рыбачий—Кандалакша, далее покуролесили по Карелии, мы посетили Умбу и Лоухи и также Петрозаводск при жаре +35. Следующий населенный пункт, который мы посетили был Шлисенбург—Санкт-Петербург—Кронштадт—Москва (дом).

 
Маршрут.

Окушка выдержала все невзгоды наших неповторимых трас и грунтовок 6 100-6 700 км пути, а она у нас 2002 года! И оправдала наши ожидания. За весь маршрут заехали в автосервис лишь раз, это о чем-то говорит... Может, нам такая надежная «Ока» попалась? Или везение? Не буду лишний раз хвалить «Оку», ещё сглажу...


Наша «Окушка».

Вспоминая прожитое в эти две недели на ум в первую очередь приходит аномальная жара Ленинградской области и Карелии, а во вторую очередь природа севера. Ах, какая же все же там природа!.. Долгая дорога более чем себя оправдала, мы увидели нетронутую человеком природу Рыбачьего. Тут и там скакали наглые зайцы вдоль и поперек дороги, лисы бегали.

И даже волчицу видали! ().

Чистый воздух. Там одна из лучших рыбалок в России, именно там. Разноцветные цветы Заполярья прорастают сквозь пушистый мох на черных скалах, и среди всего этого летает шмель, а сверху моросит мелкий дождь

В тени лежит ноздреватый, рассыпчатый, пропитанный талой водой снег, а на дворе середина лета! Вечера нет, а ночи можно и не ждать — это еще не всё, что вы увидите только там и только там в Заполярье...

День первый

Проехали Ленинградскую область и въехали в республику Карелия. До Ленинграда дорога трехполосная, качество неплохое, очень сильно загруженная трасса, проходит через деревни и поселки. Много грузовиков. Что поразило и порадовало одновременно это то, что в одной деревеньке, через которую проходит трасса, установлены щиты трехметровые вдоль дороги до конца деревни, отгораживающие её от трассы, так сказать, защита от автомобильных газов. Та деревня находилась где-то на задворках Ленинградской области. Остановились около Волховской ГЭС, размялись, спустились вниз по старой, ржавой, раскачивающейся лестнице, угол наклона которой был примерно равен 60-и, далее искупались. Интересно смотрятся рыбаки с «пауком». Их лотки стоят на якоре впритык с падающей водой.

Виды, окружающие ГЭС, неплохи. Строения вдоль дороги, которая проходит рядом с ГЭС, старые, есть срубы. Еще что порадовало: в Карелии не так уж много комаров и мушек, бывало, останавливаемся проверить, все ли нормально с машиной, а комаров нет. Так кто-то пролетит рядом и все, но бывало и по-другому... Случалось останавливаешься, выходишь и на тебя сразу наподдают полчища голодных комаров, прям как в Подмосковье.

За день проехали примерно 1 300 км, съехали с трассы в тупичок и заночевали.

День второй

Во второй день хорошо проехались по Мурманской области, а точнее проехали город Мурманск. Стоял он в облаках и в дымке, +6 за окном. На бензоколонке я поинтересовался о том, как там на Рыбачьем, были, не были. Мне ответила пара, лет 40-ка: «Да, бывали, но лет десять тому назад, делать там, в общем, нечего. Это вам не Норвегия, там есть, что посмотреть, а на Рыбачьем только рыбалка хороша». Задумайся, читатель, чем в сущности различается Рыбачий от территории, которая находится за границей, то есть Норвегия. Конечно, ничем! Только там, может, мусора меньше, и то под вопросом.

Залили канистру там же. И поехали дальше, в Мурманске старых здания я не приметил, похоже, после войны его полностью отстроили заново. После Мурманска открылись прекрасные виды, благо, освещение не подкачало, лучи солнца пронизывали пелену облаков, бугры, зелень, озера, но так получилось, что эти пейзажи находились сзади от нас. Мы ехали от них. Сейчас я об этом жалею, что ничего не снял в тот момент. Дорога по направлению к Заполярному хорошая, не часто в Москве увидишь дорогу подобного качества, но двухполоска. Дорога часто меняла направление, частенько на 180 градусов, то вверх, то вниз, и по тормозам. В этих суровых краях, и в Карелии так же, во многих местах видели странные сооружения, моё предположение, эти сборные из деревянных секций трехметровые заборы есть защита оленей от машин, чтобы они не выходили на трассу. Есть второе предположение — эти секции построены для защиты от снега, может, зимой там страшные бураны, и эти секции предотвращают полную заметаемость дороги. Кстати насчет Карелии: Карелия — красивейшее место, камень, песок, и на такой почве прорастают хвойные леса.

Молодцы пожарники Карелии, они прокопали рвы противопожарные. Хорошо перекопали песок с галькой, чтобы огонь не смог перекинуться на соседние деревья, сгорят одни, но выживут другие. Почва Карелии похожа на слоёный пирог, иногда корочка выскакивает наружу. Под корочкой я подразумеваю каменную породу, которая вышла наружу, на ней прорастают березки, они возвышаются над всем, а внизу кругом вода, лужи и редкие березки с осинами.

Некоторые деревья уже погибли, но еще стоят, ещё больше деревьев повалены. Они давным-давно погибли и уже успели накрениться, погнить, а некоторые упали навзничь. Не выдерживают таких суровых условий ни живые, ни мертвые... Такой лесок смерти. Атмосфера здесь удручающая, иногда над такими водяные поля с редкими деревцами нависаем туман — красиво . Таких лесов в Карелии не счесть.

 Дорога прорублена сквозь каменистые горы, едешь вверх в гору и на самом верху тебя окружают с двух сторон вертикальные скалы. Многие залезают наверх и оставляют там свои автографы.

 

На самой вершине таких скал частенько стоит крест (православный). И такие кресты вы можете созерцать по всей Карелии, и даже на Рыбачьем хорошие люди установили пару таких крестов, все они однотипны.

Карельские реки и озера — это отдельная песня. Реки чисты, часто дикие утки у берега ходят вместе с утятами, а на горизонте бугры, поросшие лесами. ().

Видал малые каменные озера прямо у дороги. Жалко, не остановились, поснимали бы... Очень интересную сценку наблюдал я из окна автомобиля: дождь, отец с сыном рыбачат стоя на полуразрушенном основании мельницы, молочная пелена нависла над этим местом, отец разматывает леску, сын с удочкой — идиллия. По камешкам скачет, взбивая пузырьки, поток ледяной воды.

Что интересного я подметил, двигаясь по трассе М-18, которая проложена через полуостров Кольский, то, что последние 300- 350 км дороги до Мурманска очень хорошего качества. Я бы сказал даже больше, феноменальное качество дороги, часто появляется третья полоса, что не может не радовать. Так же я подметил, да эта дорога хороша, так её ещё и улучшают и расширяют!

Так же часто проводятся ремонтные работы! А проводят ремонт и расширение дороги в основном фирма «Три богатыря» (Московская) — сужу по номерам грузовиков (регион 199). Это меня удивило, где Москва, а где Мурманская область — почти две тысячи км их разделяют, а ведь едут и работают из Москвы, гонят грузовики. Забавно, но именно у водилы оранжевого грузовика фирмы «Три богатыря», мы спрашивали дорогу еще в Москве в ночи. Кто помнит, тогда проводилась реконструкция моста на Ленинградке, поэтому — жуткие пробки.

Мурманск — обычный ничем не примечательный город, над которым всегда пелена из облаков, или дождь. Иногда через неё пробиваются лучи солнца. На мой субъективный взгляд в Мурманске самое интересное порт. В индустриальных конструкциях порта и прилегающих к ним территориях есть что- то суровое, мужское. Контейнеры, краны, железные конструкции от этого всего веет духом прогресса и движения.


Мурманск.

Не доезжая до Мурманска километров ста, стали появляться за окном не обычные деревья — лиственные, в такой широте?! Интересно!!! И что самое интересное, эти деревья были не кленом, не дубом, а, как мне показалось, самые что ни на есть настоящие штамбовые деревья. Это такие деревья, которые стригут в английских парках .

Вторую ночевку мы провели на территории какого-то заповедника, а возможно, на охраняемой зоне. Сейчас точно сказать не смогу. Заехали на горку, был съезд, туда и двинули, там и заночевали. Было два часа ночи, Папа думал: «Сейчас часок посплю и поедем дальше». Оказалось по другому. В то время, когда отец спал, я прогуливался. Воздух чист, как слеза младенца, в некоторых местах снег ещё лежит, тает и сразу талая вода втекает в ручей. Рядом как раз бурлил ручей! ()

Озерцо рядом, около него прорастают карельские березки — младшие сестры большой березы, но они не хуже. Они самобытнее и фактурнее. Взбираюсь на пригорок, а везде камни и только камни, поросшие лишаем. Мягкий мох, в котором прорастают цветы: жёлтые, белые, фиолетовые и даже черные, размером с комара. ().

 

С этого пригорка видна дорога, петляющая из одной стороны в другую. Изредка на асфальте появляются длинные лучи света, это свет от фар легковушек.

Гаишники. За то время, которое нам понадобилось, чтобы добраться до п-ова Рыбачий, нас стопорили гаишники раза четыре. Когда нарушали — вымогали, а так ни-ни. Хамского отношения с их стороны не наблюдалось. Только одна странность, очень их любят слепни...

День третий

Проснулись и поехали. Я заметил, что по количеству памятников, посвященным героям Второй Мировой, установленных вдоль дорог, эта дорога (E-105 Мурманск—Заполярный) занимает одно из первых мест. Это меня удивило, что почти через каждые 20-30 км установлен памятник героям Второй Отечественной войны. А на дороге совсем нету населенных пунктов, только одни мемориалы павшим. Один из них поразил, он располагался на возвышенности, к нему шла длинная лестница, деревья, а с дороги виден только флаг. Флаг этот красный с серпом и молотом. В скором времени доехали до погранцов, остановились, шлагбаум. Вопросы: куда, зачем, откуда и куда держим путь. Написали им, насколько мы планируем остаться в погранзоне. Мы их расспросили про дороги и мосты, пограничники рассказали такую малоправдоподобную историю. Она такова: местное население достали браконьеры и они что сделали? Сожгли мост! Чтобы те не ездили на противоположный берег.

Очень сомнительно, что местные жители сожгли бы свой мост. Притом, что многие местные жители промышляют браконьерством! Если даже местным жителям не нравились бы браконьеры, то они не стали бы сжигать мост. Потому что всё ровно проедут по броду. Кто хочет, тот всегда найдет брод, мост или что ему нужно... Скорее всего погранцы или менты сами сожгли мост, чтобы меньше было проблем с браконьерами. Может, конечно, погранцы сожгли мост по пьяни, но мои слова не претендуют на истину в последней инстанции...

Вскоре мы увидели железный каркас моста и УАЗики, переезжающие речку в брод.

Пропустили пограничники нас за десять минут, но сказали на последок: «Даже до полуострова Среднего не доедите, там такие подъёмы! Даже и не пытайтесь...». Отец очень сильно расстроился из-за их слов и начал думать, что же делать… Я предложил, рано делать какие-либо выводы, доедем до Старой Титовки, а там подумаем, поговорим с местными и рыбаками и решим, что делать... Доехали до Старой Титовки, стоят вагончики и домики, типа, гостиницы. Стоит в отдалении от одноэтажных домиков старенький «Урал». Проехали ещё пару десятков метров и увидели стоянку для машин. Стояла одна легковушка с открытым капотом, под которым что-то делали мужики, к ней и подкатили с вопросами. Вышли, поздоровались, поинтересовались, что с машиной, а потом спросили у лиц кавказкой национальности: «Как можно проехать на нашем драндулете до мыса Немецкого?». Они с улыбкой сказали: «Мы даже на своей машине не рискуем на Средней съездить, не то что на мыс Немецкий! А вы на своей и пару сотен метров не проедете, а если и проедете, то машину убьете, или там оставите... Там такие подъемы, не въедете...». Папа сел в машину «переварить» информацию. Он был явно обескуражен и повержен. Думал он, что возвращаться... Я не унывал и говорю: «Не надо делать поспешных выводов, может проедем. А можно и пешком попробовать». В это же мгновение подъезжает белая «шестерка» и останавливается на другом конце парковки. Я отцу говорю: «Давай подойдем у них спросим». В итоге я еле уговорил отца встать с кресла и пойти поговорить. Оказалось, они рыбаки, и, что интересно, они только что приехали с рыбалки со Среднего. Они сказали: «Езжайте, проедете, конечно, до мыса Немецкого не доедете, а до газовиков на п-ов Рыбачий доедете. Там даже иномарки-«пузотерки» проезжают».

Потом они нам рассказывали, что до прихода горных стрелков Вермахта, дорог здесь не было. Многие дороги, которые сейчас существуют, построены ими, а некоторые с того времени и не реставрировались. Канатная дорога была построена. Поговорили и хватит. Поехали в путь, в неизвестность…

Дорога грунтовка, песочная вначале идет, а потом что-то вроде гравийки. Места красивые. Всюду леса, а вот и водопад и мост — построен в 1942 году немецкой армией.


Гранитный блок на котором выбит год постройки моста.

На этом водопаде стоит отметка, что на этом месте погиб офицер. Едем дальше. Разветвление дороги, решили поехать направо, тупик, и мост, про который нам говорили. Ржавый остов и не догорелые брёвна. Стоит «Ford» легковушка с 51 номерами. Рыбаки на берегу стоят, ждут клева. В ряд на песочке — удочки. Там же семья отдыхает. Шашлыки или что другое готовят. В это время зигзагами УАЗик вброд пересекал речку. Походили. Узнали, что рядом есть водопад. Пошли налево, шли долго по песочному берегу реки, вода прозрачная. Долго шли, но так и не дошли, но звук водопада мы уже слышали. Развернулись и поехали назад. Через некоторое время въезжаем на полуостров Средний — камень и озера. Встречаем на нем оленевода (русский) на «буханке», он остановился поговорить. Рассказал, что гостиница у него здесь недалеко и жена у него журналистка. Говорил, что бывают времена по Рыбачьему едешь, а вода по фары, если и не выше. Рассказал, что лет пять тому назад здесь еще жила семья коренных жителей этих мест. Сейчас их уже нет: «Олени на лето-осень уходят на самый восток п-ова Рыбачий, от людей. Вы их не увидите». Дальше едем. То вверх, то вниз, мотор выключает папа, пусть отдохнет на спуске (ссылка на видео: и )

Дорога идет по верху, а внизу ржавеет грузовик, уже давно стоит. Дальше развалины вагончика, кто то спустил его в пропасть. На нем надпись :Гитлер жив! Выехали на относительную равнину, и сразу на нас выбежал заяц, бежит впереди и некуда не хочет убегать. Так продолжалось около минуты, папа начал его обгонять, и он сбежал в кусты. По такой дороге можно и 50 км ехать. Увидели на берегу палаточников, рядом с их палаткой стоит красный хэтчбек (). И на таких машинах сюда заезжают! О-о-о, выброшенный на мель бывший каркас. Сейчас от него остались лишь ребра. Как от древнего доисторического чудовища, черные, гнилые, в водорослях.

 

Вот мы и приехали к газовикам. Около них стоит вышка «Мегафона». Стоят гусеничные тягачи, некоторые ржавеют, полуразобраны. Спросили насчет дороги, говорил мужик такое с улыбкой: «Да, проедете по Рыбачьему, там вода сошла. Должны проехать». Поехали, под колесами средняя галька. Лужи бывают и огромные в 25- 30 метров, по краям дороги объезжаем. Одно колесо в воде, а другое посуху. Так и едем... Параллельно этой дороге идет еще одна дорога, на неё свернули, по полному бездорожью еле-еле смогли докатиться до неё, а она оказалась ещё хуже. Лужи глубже, камни под водой больше — опасно. В отдалении рядом с берегом ещё две дороги проложены.

Пошли посмотреть, как дороги. Оказалось, что эти дороги только для «Уралов» и «УАЗиков. Под ногами огромного размера булыжники, а между колеями, как будто, горка. Тяжелые «Уралы» выдавили эту горку. Здесь «Ока» точно не проедет, только и будет брюшком волочиться по гальке и булыжникам. Пришлось сдавать назад, чтобы заехать на прежнюю дорогу. Едем дальше. Проезжаем мостик, а потом второй — похуже, приходится вылезать из машины, чтобы бревна подровнять, а некоторые бревна отсутствуют. Ищем, находим и ставим. Я папе командую, куда вправо, влево. Фу-у, проехали. ().

Часто мне приходилось или папе выходить из машины в сапогах и проверять, насколько выше колена лужа и где поменьше глубина. Наша «Ока» и броды пересекала, где мосты разрушены (). Дорога начинает вверх идти. С этого места хороший вид. С одной стороны открывается вид на полуостров Средний. На самых высоких точках п-ова лежат шапки талого снега, с противоположной стороны открывается вид на океан.

Также с этой точки открывается вид на другую сторону Рыбачьего, вдалеке виднеется старый маяк деревянный, похоже, заброшен. Поехали в гору, в итоге приехали к заброшенному военному городку. Разруха, все окна побиты.

Едем дальше. Интересно, что по краям дороги установлены 200-литровые бочки, а иногда в них забиты длинные трубы. Как я понял, это сделали для того, чтобы зимой в пургу, когда дорогу замело снегом, военные могли определить, где же дорога. А то местность везде одинакова, по-другому и не поймешь в зиму, где дорога. Дорога становится хуже :участок каменистый, участок грязи. (). В один раз чуть не застряли (. Вдалеке показались три огромных белых шара (РЛС) (ссылка на видео: и ).

Мы движемся к ним, они — наша цель путешествия. Там поселок и мыс Немецкий. Шары все увеличиваются и увеличиваются в размерах. В итоге мы наткнулись на такую лужу, которую покорить «Оке» было не под силу. Пошли пешком, комаров нет — радует. Когда мы шли, над нами летала то ли синичка, то ли другая птица и всё пищала и пикировала. Дороги ужасны, колеи по пояс в воде, грязь. Интересно, но там земля, что-то вроде чернозема — черная. Дошли до поселка, запах водорослей — гниющий, болотный. Все камни у берега в красных длинных водорослях — отлив.

Стоят лодки, поразительно, что на этих хлипких деревянных суденышках кто-то выходил в открытое море-океан !Эти люди играют с судьбой или играли до недавнего времени... Грустно, похоже на них уже давно не выходили в море... Выглянуло солнце, здесь это не часто происходит, поэтому нельзя терять времени. Надо фотографировать!

 

Этот поселок когда то был многонаселённым, но и сейчас в отдалении, около обветшалой школы, я вижу детвору. Когда-то здесь работала школа, детский сад. А сейчас... Печальное зрелище, но есть лучик надежды — это детишки, которые может быть останутся здесь... Поселок и военная часть находятся рядом с маленькой бухтой.

Вот мы и дошли до первых жилых домов на п-ове Рыбачий. Мужик у входа в дом в шапке — дует холодный северный ветер с Северного Ледовитого океана, напрочь пронизывает! Рядом с домом стоит установка, вырабатывающая электричество из солнечного света. Так же там стоит будка, к ней и пошел незнакомец. Разговорились.

.

Трудно им там живётся. Рассказал нам, что каждую неделю к ним приезжает «Урал» с продуктами и ГСМ. Все почти что уехали, осталось человек 50-60, если считать с призывниками... Платят тоже негусто, зато полярная ночь у нас длится три месяца. Дороги непролазные, только рабочий маяка может по этой грязи гарцевать на мотоцикле «Урал». Прозвище у него «Шумахер». Мы спросили : «А можно на маяк подняться?». Он проговорил: «Может, и позволят подняться на маяк, а может, и нет, а может, сейчас там нет никого. Даже помощника». Оказывается, что у него за работа: он идет в эту будку и записывает данные: давление, температуры и т.д , а потом их отправляет. Так же он рассказал, что это не единственный населенный пункт на Рыбачьем. На другой стороне тоже имеется поселок военный. Там потруднее служить будет, чем у нас. Это он сказал с улыбкой на устах. Попрощались и пошли к маяку.

 

По дороге видели огромный ДЗОД, уже весь покрылся мохом, времен ВОВ. Дошли, маяк оказался красным в полосочку. Рядом с ним стояли «Нива» и «ЗиЛ»- гусь, несколько кораблей на бревнах.

 

Вот мы и дошли до мыса Немецкого. С этой точки видны Белые яйца — РЛС, они воистину огромны. Они расположены на высоте, на самой вершине пригорка, а в низине поселок. Пошли по берегу, по скалам — острым, черным, протянувшимся по ширине на несколько сот метров. У этих скал структура слоёная, тысячелетние слои. Пластинчатая структура скал, пластинки от нескольких см до долей мм. Хребет, скалы идут сразу в океан.

Папа исполнил мечту: искупался в водах Северного Ледовитого океана, его наконец-то омыли бушующие волны сурового океана. Он не прощает ошибок... (). Спускаться отцу было очень сложно — скалы скользкие от водорослей, острые, расположены вертикально вверх, делали спуск в воду опасной и болезненной процедурой. А волны все накатывали и накатывали... Вода черная, пузырящаяся, но прозрачная. Мы еще долго ходили по скалистому берегу и фотографировали эти нерукотворные шедевры природы, они создавались тысячелетиями, если и не миллионами лет. Пошли в обратный путь.

Пришли, и всё таки неплохо смотрится «Ока» на фоне этих грандиозных пейзажей. Поразило одно, когда мы уходили, вдалеке осветило солнце холм, мы шли, а холм через залив весь освещен. Нигде не светило солнце, только там. И когда мы ложились спать, этот холм все ещё был обрадован солнечными лучами. И это среди тумана и дождя!!! Так и закончился этот день, самый длинный день по ощущениям и по переживаниям. Папа ещё удивлялся: «А мы сегодня сюда приехали?!». Не верилось ему, что так много можно увидеть за день и пережить: промокнуть, искупаться и почти тридцать км отмотать пешком. А все потому, что там нет ночи. Легли спать в три часа ночи.

День четвертый

Проснулись в шесть часов, а в седьмом отправились в путь. Сегодня комары уже с нами. Нашей целью был океан, мы решили пойти на прямик к нему через ручьи и озера. Сложно, ноги проваливаются в мокрый мох, моментально намокают. Мох настолько мягок, что на нем можно было спокойно спать. С ним не сравнятся и лучшие матрасы по мягкости. На этих просторах нет карельских берез, нет и других деревьев

 

Встречаются деревья лишь около пригорков, которые их защищают от северных ветров.

Вот очередной ручей, но его уже не перепрыгнешь. Приходится снимать кроссовки и носки и засучивать штанины, вода более чем бодрит. Температура её +1 или +2 градуса. Выпил немного, хороша. На Среднем и Рыбачьем я постоянно пил воду из ручьёв и со мной ничего не стало. Появляются озера и обрывы. Обрывы маленькие. Идем дальше к настоящим обрывам, вот мы и дошли — грандиозно. Я стою на обрыве, а до земли, а точнее до скал внизу более 50-ти метров ().

Этот обрыв тянется похоже на десяток км. В некоторых местах стоят полуразрушенные ДЗОТЫ, малые на два человека, состряпанные из подручного материла: камня и дерева.


ДЗОТ.


ДЗОТ.

Ветер сдувает. Идем по краю обрыва и наслаждаемся видом :волны накатывают, сменяя одна другую ().

Замечаю , что в глубине побережья недалеко от меня стоят бетонные ДОТЫ высотой в 4-5 метров, огромные. Выглядят как новые, но сюда война и не дошла. Их штуки три или четыре, расположены они полукругом на относительной равнине. Дошли до края бухточки, с другой стороны её поселок, тот самый, в котором мы вчера были. Увидели в этой бухточке сражающийся со стихией сейнер, который никак не мог развернуться. Его все носило и носило по волнам то вверх, то вниз.

Спустились на песочный берег, по нему проходит дорога. Около неё валяются металлические остатки от проводов — работа металлоломщиков, охотников за цветметом. Пошли по береговому выступу, наверху скалы, поросшей мхом и цветами, стоял крест ().


Дорога на Рыбачьем.

Походили по скалистому берегу, много «морских даров» выброшенных на берег. Загажено! Солнце, если и появлялось, то всего лишь на пару минут, а потом сразу же исчезало.

 

Добрались до машины, но не без приключений. Во-первых, дождь, во-вторых, мы долго шли не в правильном направлении из-за компаса. В итоге вышли на главную дорогу и доковыляли до машины.

День пятый

Решили в этот день поменять дислокацию. Поехали и застряли в грязи. Вытаскивали часа два. Едем дальше, в процессе езды выясняется, что мы прокололись, когда вытаскивали машину из грязи. Боковой прокол, похоже, прокололись, когда буксовали. Доезжаем до обезлюденного поселка. Туман, многоэтажные строения, окна выбиты, рам нет — разруха.

На некоторых постройках сияют надписи проезжих туристов. Оставили машину здесь и пошли к океану. Форсировали пару рек и в итоге увидели водопад, а потом и каскад водопадов.

Около одного водопада расположилась компания путешественников из Чехова. Подошли поближе, поздоровались, оказалось, они рыбаки. Говорят, что здесь водится рыба размеров от метра и до бесконечности. Готовится уха из только что выловленной рыбы. Культурно выпивают, хорошо — шумит вода. Только одно плохо — комары, а их здесь много. Пригласили нас к столу, отведали картошечки, поговорили. Они очень удивились, увидев в здешних краях нашу «Оку» два дня тому назад. Они говорили: «Как сюда забросило Оку, мы все гадали! То ли канатом перетягивали, то ли здесь оставили пару лет назад на вечный прикол». Они сообщили нам, что связь мегафоновская еле-еле ловится, а вот норвежская — прекрасная. Вот она, Норвегия, выйдешь на берег и её видно.

Мы в свою очередь поделились впечатлением о прекрасных дорогах Мурманской области. Они объяснили, почему такое качество дорог: « Граница недалеко. Обидно, да и стыдно будет перед западными соседями, если они увидят такие разбитые дороги, какие у нас по всей России. Поэтому то дороги и расширяют, чтобы не упасть в грязь лицом перед Западом». Логика в его словах была, этого не отнять. Еще он добавил : «А вы немного отъедете от трассы, вот там дороги, так дороги. Или где-нибудь за Апатитами, мы там были». Мы им сказали, что как раз хотим поехать туда под Апатиты, они начали уверять нас, что лучше туда не соваться, по их словам: «Аура там плохая, на мозг давит, атмосфера принеприятнейшая. Там есть озеро и около него стометровый идол языческий выдолбленный стоит, в виде надолба. Мы побыстрее уехали оттуда, а то ещё что плохое случится? Да и дороги непролазные».

Наслушались мы этих историй и решили не ехать туда. Попрощались и пошли дальше к океану, благо до него оставалось пара сотен метров, еще пару красочных водопадов по дороге увидели. Вот он океан, даже солнце расщедрилось ради такого момента, появилось на несколько минут, чтобы опять уйти. Наконец-то мы вышли к песочному берегу.

Я захотел искупнуться. Все те каскады водопадов, которые я описал, относятся к одной речке, которая в итоге впадает в океан. Течение на выходе у нее большое. Вот она в паре метров от меня. Бросился в воды речушки, а вода меня понесла по гальке, пока не вынесла в океан. Немного поплавал — минуту и сразу же выбежал на берег. Как показалось вода в речке холоднее, чем в океане, а в нем вода градусов +6. Уподобившись моему примеру отец тоже искупался. На самом берегу стоит заросший мягким мхом ДЗОД — отличительная черта полуострова, именно они, везде они. Без них нельзя представить п-ов Рыбачий. Всюду отдается эхо грозовых 40-х...


ДЗОД и цветы, какое сочетание...

Пошли в обратный путь. Туман повис над Рыбачьем... Сквозь эту молочную пелену нам приходилось пробираться почти что на ощупь, и вдруг... свет!!!

 

Два больших луча прорезают туман, вслед за ними появляются их создатели — фары. Сначала показались только они, потом стал виден капот, а в самом конце мы во всей красе узрели джип.

Мы были удивлены ! Но не было предела нашему изумлению, когда показалась вторая, третья машины. Вот это да! Но нет, это было только начало — первая партия. За ними проследовали еще примерно шесть машин. Целая колонна к нам приближалась, а мы стояли. Комичность ситуации состояла в том, что после купания надо было как-то сушить трусы. Как вы понимаете, там не жара, при этом ещё и влажность. Отец решил надеть трусы на голову вместо кепки. Я последовал его примеру. В таком виде мы стояли и ждали, когда они к нам приблизятся. Я сориентировался и снял трусы с головы.

Вот одна из них поравнялась с нами, и сразу же затрещали затворы фотокамер — это пассажиры на задних сиденьях открыли окна и высунули свои телевики, также поступили пассажиры и во второй машине. Нас фотографировали с двух сторон. Интересно, о чем они подумали, когда увидели две персоны, такие как мы?

Водитель обратился к нам: «Это ваша Ока?». Отец: «Да моя». После этого начался разговор. Они интересовались, не нужна ли нам помощь, что да как? Договорились до того, что они захотели нам помочь с проколотой шиной. У нас же безкамерка.

Я сел в главную машину -первую. Почему главную, да потому, что мужик в ней, сидящий все время по рации передавал приказы и наставления. А отец сел в машину к западным украинцам из Лемберга (Lemberg). Вот эти две машины и отделились от колонны и поехали в обратном направлении к «Оке». Оказалось, мир тесен, мужик оказывается живет на Академической. Я там учусь!

Приехали. За работу! Общими усилиями у нас получилось заделать покрышку с помощью сырой резины. Большое спасибо им! Перед прощанием меня осенило, что я уже долгое время носил в себе мысль: «А как же сыграла Германия и вообще как проходит чемпионат мира по футболу?». Мои вопросы по спорту остались без ответа. Что удивительно, четверо разноплановых личностей, и никто не интересуется футболом?! Все четверо мужчин из двух разных стран. У всех разные интересы. Один интересуется дайвингом. Другой — фотограф из Львова, а третий — инженер из Москвы, а четвертого я и не расспрашивал. Что с ними не так? Или со мной?

Сфотографировались на память, попрощались. Спешат.

У них насыщенная программа, за две недели столько предстоит объехать! Так и закончился день.

День шестой

Я проснулся и — о, чудо — солнце!!! Стали видны все просторы, все озера и о чудо отсюда виден океан. Размялись, высушили немного вещи на ветру (конденсат, знаете ли) и поехали. Все проходило нормально, вот вдалеке бежит лиса облезлая. Так мы и ехали спокойно и размеренно, высматривая место для стоянки, просушки и т.д. Едем аккуратно, встречаем велотуристов — пенсионеров из Мурманска. Над ними летели тучи комаров. Поговорили немного, пожелали удачи и поехали дальше. Потом встречаем двоих мотоциклистов из Вологды. Приятные люди. Продолжаем движение и находим место для стоянки.

Вид отсюда открывался на полуостров Средний и его недотаявшие снега. Что интересного я подметил, снег на вершинах холмов не чистый, а наоборот, грязный и талый.

 

Здесь до берега метров 10-15. Комары. Всюду они, но когда стоишь у берега и твои ноги омывают морские воды их всё же меньше. Ветер с моря сдувает их.

 

Припарковались и, подумав, решили покорить здешнюю вершину. Оттуда наверно вид будет неплох. Начали подниматься вверх по камням, а из них прорастали карельские березки. Их здесь немало. Трудно через них пробираться — всюду ветки. С грехом пополам мы всё же покорили эту вершину. Вид не такой уж и шикарный. Можно было бы и не подниматься сюда.

Спускаться легче чем подниматься. Небо уже несколько часов красно на горизонте, что удивляться — лето в Заполярье! Так и закончился наш единственный солнечный день в Заполярье под аккомпанемент заката, который здесь длится более четырех часов.

День седьмой

Весь день папа писал этюды. Под вечер мы поехали. Встретили пару встречных машин. Удивляет количество туристов в здешних краях. Вот мы и доехали до газовиков, остановились и подумали: «А куда ехать дальше ?». Решили, поедем налево, посмотрим другую сторону Рыбачьего. Пара бродов, один преодолеваем с трудом. Бульдики большие под водой, колеса их попросту выбивают. Доезжаем до деревянного причала годов 40-х 20 века.

Поразила прозрачная вода и что было на дне. С полуразрушенного причала было видно, что на дне лежали огромные бетонные конструкции в виде квадратов длиной более десяти метров. Было видно, что работа по достройке порта была начата, но не кончена. Походили по пристани, пофотографировали. Комары летали и кусали. Надо идти спать.

День восьмой

Папа писал этюды, а я сжигал мусор, который у нас накопился за эти дни, параллельно наслаждаясь видами.

 

Вот рыбаки на резиновой лодки вышли порыбачить с собачкой. Мы находились в губе, напротив нас находился обрыв высотой более 100 метров, с него стекали ручьи, десятки ручьёв падали вниз с такой высотой маленькими ниточками, они были по всему обрыву. Через какое-то время к нам подошли те самые рыбаки, их заинтересовала работа отца, что же он делает? Подошли, немного им было неловко. Оказалось, они охранники при газовиках. Совсем молодой недавно устроился на эту работу, ему лет 20 с небольшим. Из разговора мы узнали, что парнишка здесь служил. Ему здесь очень понравилось еще тогда. Посоветовал он нам поехать по полуострову Средний. Рассказывал, что там лежат обломки разбившегося истребителя, а так же множество захоронений павшим в Великой Отечественной войне и памятники.

 

Бункеры с неснятыми орудиями стоят, ржавеют. Поговорили, в конце я спросил: «А как проходит чемпионат мира по футболу?». Мне ответил молодой: «Европа впереди! Германия обыграла Аргентину со счетом 0:4. А сегодня они играют с Испанией в 1/2 финала». Хорошие, добрые люди, предлагали нам к ним в будку зайти, чай попить. Простились с ними.

Папа всё ещё рисовал, а я пошел наверх к монументу павшим войнам. Когда я поднялся, то увидел, что почти все поросло мхом, время берет своё... Никто не ухаживает за этим сооружением 80-х годов прошлого века. Отсюда были видны местные небоскребы, стоят себе нежилые пятиэтажки, ждут своего конца.

Вечером поехали прочь отсюда. Поехали на п-ов Средний, свернула дорога, которая проложена близ берега, поначалу она удивила своим приемлемым качеством, но «малина» длилось недолго. Поперек дороги стали часто встречаться ручьи, которые её размывали. Лил дождь. Здесь это обычно, когда дождь моросит 7-10 часов. Дорогу окружали заросли из карельской берёзы и с одной стороны, и с другой, стояли они и нависали над дорогой в своих корявых позах. Доехали мы до огромной лужи, а вылезать и мерить её глубину было лень под дождем. Решено, спать!

День девятый — день комаров

П-ов Средний — Эдем для комаров.

А проснулись мы так: я спокойно спал под звуки дождя, как сквозь сон услышал долгие гудки. Я не придал значение этому. А отец проснулся. Начал копошится, и я проснулся и увидел через заднее стекло громадину — машину «Урал»! Папа вышел и поговорил с шофером, оказывается, он везет пенсионеров — путешественников с собачкой. Недалеко отсюда заброшенный погран-поселок, вот туда и везут их. Далее отец пошел, померил лужу, и мы после этого спокойно форсировали эту преграду. Далее было небольшое расширение дороги, здесь мы и оставили машину. Дальше дорога только для «Урала». Пошли пешком. Почти сразу же увидели памятник погибшему пилоту, как я понял, как раз про его разбившийся самолета нам рассказывал парнишка. Дальше видели развалины аэродрома. Лужи здесь достигают пояса. И впрямь дремучие места.


Дорога, бывает и похуже.

Вскоре мы вышли к поселению, к которому вез туристов «Урал». Похоже, здесь люди ещё живут. Отсюда виден океан. Стоит вышка для наблюдения, забрались наверх по ржавой лестнице. Сверху виден рельеф местности, заросшие мхом и полуразрушенные окопы. Сейчас они — просто неровность местности. Горная скалистая красота нас окружала. Отсюда мы наблюдали за передвижением престарелых туристов, как резво веселилась их собачка, они медленно, но верно двигались вглубь полуострова.

Мы спустились и пошли дальше по дороге. Прошли немного и оказались на распутье: или направо, или налево. Папа предположил, что если мы пойдем по левой дороге, мы срежем путь. В итоге мы зашли вглубь п-ова настолько, что даже нам стало понятно, что мы не на правильном пути. Пришлось возвращаться и идти по тому пути, который мы в первый раз отвергли. Дорога с колеями в пояс, грязь, вода и вечная проблема — комары.

Они настолько наглые, что, когда приближается к ним рука, они ни думают и улетать. Ты облеплен весь комарами, всюду лезут они: и в глаза, и в рот, и в уши. Около нас несколько роев комаров вьются, тучи. Особенно много налезает их на капюшон — десятки, а может, даже сотни. Я провожу рукой по капюшону отца и что, они улетают? Нет! Они принимают смерть и сразу же на их место прилетают другие. Их постигнет та же участь, что и предшественников, но они прилетают снова и снова.

Так мы и шли отмахиваясь от комаров с засученными штанинами, брод сменялся бродом. Натолкнулись на памятник — захоронение морской пехоты. Имена погибших. Все очень неухоженно, что не удивительно. Этот памятник павшим находится даже не на главной дороге, если, конечно, язык повернется это назвать «дорогой», а находится он на разветвлении с главной дороги. Это дорожка проложена как раз к памятнику.

Вот мы и вышли на простор, теперь мы можем видеть горизонт. Вышли почти на берег, видны старые окопы. Устали, пошли в обратный путь. На обратном пути папа опять неправильно повернул, в итоге нам пришлось форсировать настоящую полноводную реку с быстрым течением. Вода при переходе достигала мне почти грудины. Но, что самое интересное, этот переход был приятен, потому что я был настолько искусан комарами, что всё горело и чесалось, а от этой исцеляющей воды было ощущение свежести. Бодрит такая вода после десятков укусов мушек и комаров! Все лицо опухло от укусов этих существ.

 Прошли сегодня пешком почти 30 км.

Едем отсюда, комары нереально достали. Приехали к каркасу былого деревянного корабля. И стали ждать заката, чтобы получить эфектные снимки. Папа встал на «боевую позицию» с этюдником и стал творить. Я наблюдал, и что я видел? А видел я гоняющих на казенном катере МЧС-ников. Скорость у них была приличная. За 60 км.

 Мы находились в губе, до противоположного берега было км 10 может меньше. На противополжном берегу ноходился крутой обрыв, тянущийся по всей длине противоположного берега. И с этих скал стекали ручьи, безумное количество коих наблюдалось в этих краях.

Красиво всё в дымке на противоположном берегу. Мы остановились в таком месте, где рядом проходит дорога, а потом она же поднимается вверх. Я наблюдал за облачком, которое хотело перебратся, через скалы. Маленькие кусочки отделялись от облака и перебирались через каменные вершины на другую сторону, чтобы сразу же испариться... Постепенно облачко таяло и таяло. Со временем облачко совсем исчезло.

Солнце обрадовала нас своим появлением в этот приятный момент. Вдалеке, в открытом океане мы заметили: «Что это там? Подлодка?! Атомная? Только она и только она, может быть таких грандиозных размеров!». Рассматривал её отец через видоискатель фотоаппарата, благо, на фотоаппарат был накручен телевик с конверторами. А я её созерцал через бинокль. Она виднелась вдалеке, вдалеке.

Вот и дождались долгожданного заката. Шедевральных фото не получилось, ну до ладно.

Продолжаем наше путешествие. Выехали, на закате на песочном бережке стояли мотоциклы мототуристов. Один даже решился искупнутся. Проехали мимо них.

 

Выехали с этих полуостровов и стали ехать по горной дороге, где озера — не редкость. На одном из перевалов остановились на ночлег, на часах за 2 часа ночи. Вскоре около нас протарахтели байкеры.

День десятый

Выехали поутру, не хотелось прощаться с Рыбачим. Столько пережитого...

 Проехали погронцов со шлагбаумов, тех самых, которые уверяли нас в том, что у нас нет никаких шансов проехать хоть до п-ов Среднего. Когда мы с ними прощались, они нисколько не удивились тому, что мы доехали до тех мест, которые наметили посетить. Мурманск, по пути к нему увидел облезлую волчицу, стоящею на обочине дороги и наблюдающую за двигающимися машинами. В Мурманске закупились провиантом. Походили по городу. Ничего интересного, многоэтажки времен застоя.


Мурманск.

Едем отсюда. Дождь и дождь, но он нам не помеха, останавливаемся, чтобы пофоткать места окружающие город Апатиты, красиво, причудливые берёзы и ёлки, а на их фоне дымящие трубы (ссылка на видео: и )

Дождь продолжает моросить и так продолжается до того момента, как мы встали на ночлег. А встали мы на ночлег на повороте на город Кандалакша.

День одиннадцатый

Проснулись и поехали в Кандалакшу. Неплохой современный город.

.

Дальше поехали в Умбу. Её стоит посетить всем. Красивейший, старый город. Много домов-срубов конца 19 века.


Умба.

Река здесь же течет. Остановились в лавочке, торгующий сувенирами Карелии. Оказывается, в этих местах находили и находят до сих пор наскальную живопись на берегах Белого моря, а так же рядом с руслами рек. Здесь добывают много различных минералов. Население Умбы — отзывчивые, добрые люди. Да, кстати, дорога до Умбы хорошая, да же очень хорошего качества, да и после. Виды очень хороши в здешней местности. Горы покрытые лесом.


Недалеко от моря.


Карелия.

Едешь по дороги и видишь Кандалакшский залив.

 Домики на берегу. Остановились искупаться в заливе, на удивление, вода была теплая +19, +20. В местных лесах полно валунов, покрытых толстым слоем моха.

 

Начали думать, стоит ли дальше ехать, спросили у пары-тройки людей. Все в один голос говорили, нечего там смотреть, а спрашивали мы про двигающиеся пески. В основном нам так отвечали: «Ну, что там смотреть, пески? Они и в Африке пески!». Но один мужичок все-таки был иного мнения: «Да, там есть, что посмотреть — двигающиеся пески. Там был, пару раз, не пожалел. Туда автобусы ходят с экскурсиями». Не доехали до Оленицы и повернули. Все же более 100 км до мифических песков, мы подумали и решили, что мы там увидим, чего мы ещё не видели? Да нечего. На обратном пути остановились в дачном поселке, искупаться. Удивительно, что в таких краях есть дачные посёлки. Этот дачный поселок находился на берегу реки, которая сразу же впадает в море. Песочек, солнце — прелесть. Водичка неплохая.


Белое море.

Даже комаров немного. В отличие от других мест рядом с морем. В тех местах всё кишело комарами, мушками и слепнями. Едем дальше под закат. Начался дождь. Почти в темноте проехали Кандалакшу. Выехали на трасу, проехали немного и увидели поворот на поселок Лоухи. Свернули туда, не доезжая его, легли спать.

День двенадцатый

Поехали посмотреть, что это за такой поселок Лоухи. Рядом с поселком протекает речка. Ничего необычного в поселке не было замечено. У нас в машине уже второй день пахло бензином. Заехали в местный автосервис, разобраться, что к чему. Местный мастер быстро разобрался, что с нашей машинкой. Цена поломки — десять руб. — шланг с трещиной, входящий в карбюратор. А вот цена вопроса диагноста — 500 рублей. Конечно, много, но мы сами виноваты в своей неграмотности.

Местные жители сказали, поосторожнее здесь, на выезде из поселка уже ГАИшники стоят. Выехали, действительно стоят. Но нас не тронули.

Под вечер доехали до Петрозаводска. Хотели насладится видом на Онежское озеро. Вышли на набережную, папа искупался. Красивая архитектура города, много старых зданий, что не может не радовать. 12 710


Петразоводск.

Памятник финский коммунисту Куусинену Отто Вильгельмовичу стоит рядом с набережной. Около этого памятника обустроенно футбольное поле, удивило наличие в центре города такого! Встретили закат на берегу Онежского озера. Заходит здесь солнце в 23:30.

 

Решили не ночевать в городе и поехали. Легли спать на трассе.

День тринадцатый

В этот день у нас получилось посетить Ленинград. Поездили по метру. Походили по центру города. Искупались в Неве напротив Петропавловской крепости. Пляж, песок, вода не такая уж грязная. Жара +36. По пляжу ходят люди, далекие от идеалов настоящих ленинградцев внешне. А вот почему, а потому, что они настолько загорели, что сложно их отличить от негров. Правда! Во что солнце делает с людьми. Удивило, что с другой стороны Петропавловской крепости, на газоне шашлык жарят. И не одни они там шашлык жарят, таких компаний пара-тройка наберётся вокруг Петропавловской крепости. Ну, что сказать красивейший, богатый город.

Если сравнивать Москву и Ленинград по архитектуре то, конечно, второй на голову выше. Во-первых, в Москве почти все старые здания посносили. А в Ленинграде много интересных, со своим лицом зданий, сталинской постройке и дореволюционных. Есть очень богато украшенные дома с мозаиками Васнецова. Таких богато украшенных домов в Москве нету, а жаль...

Чем порадовал ещё Ленинград: тем, что по улицам города ездят очень много девушек на велосипедах- шоссейниках. Много девушек на мотороллерах. Такие девушки у нас в Москве редкость. Так же хочу отметить, что в Ленинграде мной были замечены несколько живописцев, творящих на открытом воздухе и эти встречи с художниками продолжились и в Кронштате. Красиво, когда по узким каналам мчатся водные мотоциклисты, маневруя между туристическими корабликами, наполниными иностранцами. Шлейф брызг оставляют они после себя. Многие из тех, кого я видел на водных мотоциклах, ещё учатся этому делу, но уже гарцуют. ().

Насчет дорог в Петербурге я заметил такую аномалию — едем по дороге, которая образует кольцо вокруг города, нам нужен поворот на Кронштадт, знак: через 300 метров нужный нам поворот, проезжаешь метров 50 и вот он твой поворот, но нету никакого знака, куда именно этот поворот ведет, быстро сориентировался отец и свернул, оказалось, правильно сделал. Вот такие метаморфозы в Ленинграде не редкость: написано на знаке: поворот через 700 метров, — максимум через 200 метров этот поворот.


Невский интелегент.

Насчет пробок: в основном пробок нет, не в центре городе, нет их и на окраинах и на магистралях. Конечно, мной были замечены некоторые заторы в центре города, но, в общем, можно передвигаться по Петербургу на машине. Но, большое НО: это, возможно, нам так повезло со временем, когда пробки минимальны. Я с отцом не в первый раз уже заезжал в Петроград, в прошлый раз пробки были огромны в центре, а на магистрали Санкт-Петербург—Великий Новгород, что-то нереальное творилось!!! Пробка на 40-60 км растянулась, а начало она своё брала из самого города, три полосы забиты в основном грузовиками, всё время на сцеплении, едешь газ-тормоз.

Час такого издевательства машина выдержала, а потом сцепление начало подводить, прокручивается — еле-еле сцепляло. Решили отдохнуть, остановились на бензазаправке, проспав три часа. Ничего не изменилось за это время: та же пробка, те же грузовики! Подошел к заправщику и поинтересовался: «А пробка к ночи рассосется?». Ответ: «Не-е-е-ет, она здесь постоянно и утром, и вечером, и зимой, и летом, так сказать круглогодично» Я немного опешил.

С чувством недоумения я пошел спать в машину, сказывался недосып. Проснулся, уже давно ночь, на часах час ночи, пробка без изменений. Растолкал отца, надо ехать. Поехали, потолкались в пробке часок и — о чудо, — пробка закончилась!!! Вот такая история...

День четырнадцатый

Поехали посмотреть Кронштадт. Конечно, намного меньше впечатлений, чем от прогулок по улочкам Петербурга. Полюбовались на боевые корабли, которые стояли на якоре. Посмотрели на стены крепости, которые полуразрушены, эти стена по всему периметру города! Может, я неправ, но мне так показалось — вот стена, от неё проходишь метров тридцатьть, вот и море, вода, а стена из красного кирпича под пять метров высотой будет, осыпается. В самом городе много старинных кирпичных зданий, где бы вы не находились, в городе всегда виден огромный купол мечети. Поехали назад во вторую столицу нашей родины, чтобы попрощаться и напоследок прогуляться по мостам, которых здесь в изобилии, насладиться закатом в таком красивейшем городе, нашей родины — большая роскошь...

Массу впечатлений оставила от себя вторая столица.

День пятнадцатый, последний

По дороге на Шлисенбург посетили музей под открытым небом, посвященный блокаде Ленинграда. Шлисенбург понравился, до крепости можно добраться только водным путем, ходят прогулочные теплоходы.


Шлисенбургский охранник.

 В городе есть церковь, построенная при Николае, классический стиль архитектуры. Поразило быстрое течение Невы, такую скорость развивает эта речка. Ух! Конечно, искупались! Ведь жара за +35. После этого сели в машину охлажденные и начали движение к дому...

Послесловие

Хочется напоследок сказать, если вы охотник или рыбак, то места лучшего, чем Рыбачий, сложно найти. Я вам советую именно его. После всего сказанного хочется сказать следующее: больше путешествуйте, друзья...

Конец

Если кого заинтересует — .

.

Не бейте сильно, если что не так, автор в отъезде.


«ОКА»-2012.


Источник: http://travel.drom.ru/19953/
X


Замена передних рычагов на матизе

Замена передних рычагов на матизе

Замена передних рычагов на матизе

Замена передних рычагов на матизе

Замена передних рычагов на матизе

Замена передних рычагов на матизе